Тамара (mtv59) wrote,
Тамара
mtv59

Categories:

Новоафонский монастырь: русская обитель на абхазской горе.

Автор - Оксана_Лютова. Это цитата этого сообщения
Симоно-Кананитский монастырь, расположен на высоте 75 метров над уровнем моря у подошвы Афонской горы.

Узкая асфальтированная полоса шоссе в густой тени кипарисов выводит к главным воротам монастыря. Мощные стены с бесконечными рядами окон, над которыми поднимаются голубые маковки монастырских церквей, широкая, выложенная разноцветной плиткой дорога, уводящая под высокую арку ворот, светло-коричневый контур Пантелеймоновского собора, кружево листвы деревьев, голубизна небес, серый "ковер" каменной вымостки двора - таковы первые впечатления посетителя, надолго остающиеся в памяти.



Первые христиане

Летопись Новоафонского монастыря отсылает нас к Евангельскому описанию первого чуда, сотворенного Иисусом Христом. В разгар свадьбы Симона Кананита, куда кроме прочих гостей был приглашен Спаситель с Матерью своею и учениками, внезапно закончилось вино. Служители были в отчаянии и рассказали об этом Богородице. Узнав, от Нее, что происходит, Иисус Христос сказал: «Наполните сосуды водою. Теперь почерпните и несите к распорядителю пира». Не смея ослушаться, они так и сделали, а когда главный виночерпий отведал воды, то понял, что это прекрасное вино. Он позвал Симона Кананита и сказал: «Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее, а ты хорошее вино сберег доселе». «Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою».

Всем сердцем уверовав в Христово учение, Симон Кананит решил посвятить ему свою жизнь и стал ходить по миру, повсеместно проповедуя христианскую веру. Он жил в строгом посте, беспрестанно молился и прославлял Иисуса Христа с помощью многих чудесных знамений.

Предание гласит, что Апостол Симон проповедовал в Иудее, Египте, Ливии, Персии, а после, в пятидесятых годах нашей эры, нашел приют в уединенном уголке Псыртцха, где жил в пещере на берегу горной речки. Говорят, что он попадал в свою каменную келью через узкое отверстие в своде, дабы не искушать простых людей, которым захотелось бы увидеть, как живет иноземный молельник.

Абхазские легенды гласят, что постепенно Симон Кананит стал известен среди местных жителей, как чудотворец, который умел излечивать прикосновением рук от разных болезней, усмирять боль, брызгая на раны водой, и благоустраивать судьбы страждущих, читая молитвы на загадочном языке.

Так на территории будущей Абхазии появился первый поборник Христианского учения, который начал крестить местных жителей и обращать их в истинную веру. Но тернист был путь Апостола Симона. Поскольку в этой части Понта Эвксинского христианство было религией непризнанной, однажды римские язычники, жестоко каравшие иноверцев, выследили скромного проповедника и предали его мучительной казни. По легенде его живьем распилили на части и показывали голову новообращенным христианам. Преданные Симону Кананиту жители села Псыртцха, испросили разрешение похоронить тело Апостола и сделали это неподалеку от его пещеры.

Прошли столетия. В IX веке, когда был расцвет Анакопии – древней столицы Абхазского царства, христианские правители приняли решение выстроить на мощах Симона Кананита храм, который должен был стать оплотом веры для жителей этих мест. Собор возвели в сравнительно короткие сроки, но очень скоро он был до основания разрушен мусульманскими завоевателями.

Однако память о сотворенных добродетелях было невозможно стереть из людских сердец. И спустя менее чем сто лет, в Х веке, храм Святого великомученика Симона Кананита был полностью восстановлен на руинах старого фундамента и украшен внутри уникальными фресками. С тех самых пор в него приходят многочисленные паломники, чтобы поклониться Апостолу и испросить счастья в супружеской жизни, познания радостей чистой любви и семейного благополучия.

Стародавние традиции Нового Афона

Святую гору Афон на побережье Эгейского моря с незапамятных времен принято было считать уделом Пресвятой Богородицы, твердыней православия, оплотом истинного монашества. Первые пустынники появились здесь еще на заре христианства. К XIII веку вся Афонская гора была покрыта монастырями, скитами, пещерными кельями. Утвердился на Афоне и Русский Пантелеимоновский монастырь. На долю его братии выпало немало превратностей судьбы, но русские иноки, верша свой молитвенный подвиг, стойко переносили все тяготы, невзгоды и притеснения.

В 1874 году возникла даже угроза закрытия обители. Греческое духовенство, стремившееся к господству на Афоне, предполагало тайно вывезти всю русскую братию на турецком корабле в Малую Азию и оставить насельников в каком-нибудь пустующем монастыре. Тогда-то игумен монастыря архимандрит Макарий и обратился к русскому послу в Константинополе графу Н.П. Игнатьеву с просьбой ходатайствовать перед российскими властями о "даровании в Черноморском крае уголка земли для устройства там скита или монастыря, который был бы принадлежностью Афонской Пантелеимоновой обители".

27 ноября 1875 года последовало высочайшее распоряжение его императорского величества Александра III об отводе в Абхазии "327 десятин земли и передаче монастырю развалин храма апостола Симона Кананита, башни, оставшейся от времен генуэзцев, а также о предоставлении братии права рыбной ловли в реке Псыртсха".
Так сто тридцать лет назад на побережье Черного моря, в 20 верстах от Сухума начала зарождаться одна из самых величественных и красивых русских обителей – Ново-Афонский Симоно-Кананитский мужской монастырь.


Первые посланцы с Афона прибыли на берег Псыртсхи осенью 1875 года. Святогорская братия отрядила в Абхазию самых мастеровитых и искусных в строительных делах иноков. Особо выделялся среди них иеромонах Иерон, будущий настоятель обители, от Бога наделенный инженерным даром и талантом архитектора. В течение зимы иноки проводили необходимые подготовительные работы – рубили лес и кустарники, расчищали непроходимые заросли, срывали каменистые горы, засыпали пропасти и ущелья. Одновременно закладывались фундаменты для четырех монастырских зданий и первого храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

Покровский храм был освящен 1 октября 1876 года. Но недолго суждено было ему простоять: во время Русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов он был почти полностью разрушен. С молитвой и помощью Божией все пришлось начинать заново. Братия трудилась денно и нощно, не покладая рук. Всего 4 месяца потребовалось инокам для восстановления разоренного храма Пресвятой Богородицы, и 3 февраля 1879 года в нем начались ежедневные богослужения. В прежнем благолепии восстал из руин и древний храм Симона Кананита. Буквально на глазах вырастали монастырские здания и хозяйственные постройки, пристань на прочных железных сваях. После завершения работ по обустройству прибрежной территории монастыря иноки приступили к самому сложному – возведению его нагорной части.

Строительство, даже по нынешним меркам, предстояло огромное. Основные тяготы легли, конечно, на плечи афонских иноков, которые в буквальном смысле слова сумели перевернуть горы. Но были еще десятки, сотни русских инженеров и специалистов, купцов и промышленников, простых верующих людей, внесших свою лепту в рождение на Кавказе Нового Афона.
Поднимали обитель, что называется, всем миром.

В марте 1896 года братия переехала в новоотстроенный нагорный монастырь, а спустя 4 года, 28 сентября 1900-го, состоялось освящение главного престола соборного храма.

На торжества собралось не менее 20 тысяч верующих. Молва о дивной обители под Сухумом разнеслась к тому времени далеко за пределы Абхазии. Ехали сюда со всех концов России. Чаще всего паломники добирались до Нового Афона по морю. С парохода пересаживались на гребные монастырские суда, сходили на берег, и тут перед взором каждого представала поистине сказочная картина. Под бездонным синим небом на зеленом фоне гор раскидывалась широкая панорама монастырских храмов и церквей, увенчанных сияющими на солнце крестами. К Святым вратам обители мимо цветущих оранжерей вела вымощенная камнем дорога, обсаженная пирамидальными кипарисами. Не менее красочный вид открывался и с верхней площадки у монастырского входа. С левой стороны к обители примыкала сосновая роща. А чуть выше ее – сад из вечнозеленых южных растений.



Но, пожалуй, самый живописный уголок Нового Афона расположен в глубоком ущелье, неподалеку от храма Симона Кананита. На одном из горных уступов, откуда сбегает вниз Псыртсха, иноки построили водопад, на который можно любоваться часами. Из нагорной части монастыря к водопаду ведет Царская аллея. Именно по этой тропе прошел пешком Александр III, когда в июне 1880 года царская семья посетила обитель.


Все, о чем мечталось императору, чудесным образом воплощалось в жизнь. На рубеже XIX – XX столетий Новый Афон стал одним из крупнейших православных монастырей. К 1917 году братия его насчитывала свыше семисот насельников. Благодаря их неустанным трудам на глазах крепло и разрасталось монастырское хозяйство. При обители работали самые разнообразные мастерские – медницкая и токарная, столярная и литейная, кузнечная и слесарно-железная, мастерская по выделке кожи, позолотная, переплетная и даже по ремонту часов. При монастыре действовал конезавод, на двух пасеках производился собственный мед, поля засеивались картофелем, кукурузой и другими хлебными злаками, огороды изобиловали овощами, а в садах выращивали не только яблоки и груши, персики и абрикосы, но также невиданные прежде в этих краях садовые культуры – апельсины, лимоны и мандарины.


Во главе каждого дела был поставлен монах, которому все беспрекословно подчинялись. За наиболее трудные работы отвечал сам настоятель обители архимандрит Иерон. Именно под его началом иноки сумели создать довольно сложную систему, состоящую из семи прудов. Устроена она была таким образом, что стекающая с гор вода из верхних прудов переливалась в нижние, откуда уже плавно уходила в море.

1 июля 1901 года монастырь стал освещаться электричеством: рядом с водопадом была построена гидроэлектростанция. Вслед за электричеством в обители появилась и своя… железная дорога. Протяженность у нее была небольшая – всего около версты, но этого было достаточно, чтобы доставлять в небольших вагонетках с низменности в нагорные склады все необходимое и спускать с крутого склона, где рос монастырский лес, дрова для отопления.


Прославился монастырь и своей благотворительностью. Помимо содержания школы, где обучались 50 абхазских мальчиков-сирот, обитель оказывала помощь всем нуждающимся, бесплатно раздавала местным жителям продукты питания и медикаменты, не говоря уже об иконах, религиозных книгах и церковной утвари. И, конечно же, всегда радушно принимала богомольцев, безвозмездно предоставляя им не только кров и пищу, но и нередко снабжая необходимой одеждой, обувью и деньгами на обратную дорогу.

Возможно, что Новоафонская обитель так и сохраняла бы за собой позиции одного из крупнейших православных монастырей России и духовного центра Кавказа, но грянула Октябрьская революция, и подул роковой ветер перемен.

В 1924 году руководство Советской Абхазии в связи с активным противодействием братии антицерковным порядкам большевиков и за контрреволюционную агитацию приняло решение о закрытии Новоафонского монастыря. Некоторое время он стоял заброшенный, заболачивались уникальные пруды, не работала электростанция, зарастали сады и огороды.

В годы активного увлечения строительством санаторно-курортных комплексов, по распоряжению новой власти на территории монастыря решили открыть туристическую базу, а в соборе – историко-краеведческий музей.



На месте разрушенного дома игумена после войны была построена дача для И.В. Сталина, где он неоднократно бывал. А чуть поодаль был выстроен дом для Л.П. Берии, который, будучи родом из сухумского района любил отдыхать в этих местах. По легенде в конце тридцатых годов, когда отвечающие за снос церковных зданий чиновники подали Сталину документ о ликвидации Новоафонского монастыря, он не стал его подписывать. Вызвав к себе Берию, Сталин после короткого совещания отдал распоряжение не трогать обитель, поскольку это может негативно повлиять на политическую обстановку в православной Абхазии. Благодаря этому Новоафонский монастырь сумел пережить трудные годы и дожил до времен ренессанса, когда наступил период его второго рождения, начало которого, однако, затянулось из-за постоянных грузино-абхазских конфликтов, в том числе войны 1992-1993 годов, во время которой в монастырских стенах был развернут полевой госпиталь, а сам монастырь сильно пострадал от обстрелов грузинской артиллерии.




И лишь спустя семь десятилетий, в 1994 году, Новый Афон вновь услышал звон монастырских колоколов. Обитель стала постепенно оживать. Возобновились богослужения, потихоньку налаживается монастырское хозяйство, реставрируются фресковые росписи на стенах храмов. Братия пока малочисленна, но помогают прихожане, паломники и трудники, которые, как и встарь, потянулись в Новый Афон, особенно после того, как было восстановлено железнодорожное сообщение между Москвой и Сухуми.
Среди насельников обители преобладает молодежь. Да и нынешнему настоятелю, иеромонаху Андрею, нет еще сорока. Недавний выпускник Московской Духовной академии, он немало делает для того, чтобы возродить и сберечь прежние традиции монастыря.
В монастырской братии сегодня живут и трудятся абхазы, русские, украинцы. Седовласый ключарь обители – монах Геронтий (в миру – Юрий Корж) приехал в эти края из Днепропетровска еще в начале семидесятых. Кавказ манил его с юношеских лет. Юрий поселился в высокогорном ауле, где работал на пасеке. Так бы и жил, наверное, до конца своих дней – в уединении и покое, если бы не грузино-абхазская война, разразившаяся в 1992 году. Недолго раздумывая, Юрий пошел в добровольцы. В составе танкового батальона участвовал во многих боях, за мужество, проявленное в одном из сражений, был награжден медалью "За отвагу".
В апреле девяносто третьего Юрий получил тяжелые осколочные ранения и оказался в госпитале, который был развернут в Ново-Афонском монастыре. Пролежал здесь несколько месяцев, а после окончания войны решил остаться при монастыре. Поначалу, как и водится, был послушником, а затем принял монашеский постриг.
О своей необычной судьбе монах Геронтий поведал мне, когда октябрьским вечером этого года мы долго беседовали, сидя в его келье.
- Нет, не случайно обитель наша находится под Покровом Божией Матери, – сказал монах Геронтий, завершая разговор. – Сколько снарядов на Новый Афон упало, а в монастырь ни один не попал.
И, помолчав немного, добавил: - И я, раб грешный, ей, Владычице, жизнью своей обязан. Ведь когда ранило меня, один из осколков угодил в грудь, рядышком с сердцем. А там как раз в нагрудном кармане ее, Богородицы, образок лежал. Он-то и спас меня…
И мне невольно вспомнились слова незнакомой прежде молитвы, которую я услышал в Новом Афоне. Обращена она к Пресвятой Богородице: "…Покрой нас Вседержавным Покровом Твоим и испроси у Бога Сына Твоего: пастырям нашим – ревность и бдение о душах, правителям и градоначальникам – мудрость и силу, судиям – правду и нелицеприятие, наставникам – разум и смирение, супругам – любовь и согласие, чадам – послушание, обидимым – терпение, обидящим – страх Божий, скорбящим – благодушие, радующимся – воздержание. Всем же нам – дух разума и благочестия, дух милосердия и кротости, дух чистоты и правды".


Храмы и фрески

Во времена своего расцвета Новоафонская обитель разделялась на верхнюю (нагорную) часть и нижнюю, которая начиналась от морского побережья. Путешественники, высаживающиеся из монастырских лодок видели, как на вершине Иверской горы блестит на фоне неба крыша Иверской часовни и любовались развалинами древней крепости Апсара. А когда они смотрели чуть ниже на искусственно выровненное плато, то их восхищенному взгляду представали светлые стены монастыря и увенчанные золоченными крестами купола трех главных церквей: храма Вознесения, храма святого апостола Андрея Первозванного и храма святых угодников Афонских.

«Из-за этого же фасада нагорного монастыря, значительно превышая высоту его стен, величественно возвышаются, господствуя над всею окружающей местность, стены купола и колокольня нового громадного освященного в 1900 году собора во имя святого великомученика Пантелеймона с четырьмя приделами. Внизу под этим новым монастырем, на террасах, расчищенных на склонах тех же гор и постепенно спускающихся к берегу моря, расположены постройки старого монастыря и среди них храм Покрова Пресвятой Богородицы с приделом святого архистратига Михаила и колокольней.

В этом храме находятся большие иконы Пресвятой Троицы и святого апостола Симона Кананита и сохраняется мраморный ковчежец с частицами святых мощей; во внутреннем устройстве этого храма — особенность чисто афонская: клиросы обращены лицом внутрь церкви. В долине реки Псыртсхи стоит древняя заново реставрированная в 1882 году византийской архитектуры церковь святого апостола Симона Кананита.


В ней заметны еще в двух местах остатки древней стенной живописи, при чем один из ликов святого великомученика Георгия Победоносца сохранился весьма отчетливо почти в полной неприкосновенности», — писал С.В. Булгаков в своей книге «Русские монастыри в 1913 году.










Грандиозный Пантелеимонов собор, который в длину имеет 53,3 метра, а в ширину – 33,7, венчают пять сияющих куполов. Его архитектуру относят к так называемому ново-византийскому стилю, который был широко популярен в русском церковном зодчестве на рубеже XIX и XX веков. До начала периода лихолетья внутренние стены собора украшала богатая роспись палехских мастеров и известных московских художников Н. В. Молова и А. В. Серебрякова. Интересно, что фрески были выполнены в голубых, коричневых и золотистых тонах, что не очень характерно для того времени. Также специалисты отмечают, что при фрески собора были сознательно допущены отходы от канонов иконописи, что особенно заметно в изображении Марии Магдалины, которое по легенде выполнил известный русский художник М.В. Нестеров, а также в сцене Страшного суда неизвестного мастера. Таким образом, настенные росписи Пантелеимонова монастыря являются практически последним памятником русской церковной иконописной школы, аналогов которому нет нигде в мире.





Но в Новоафонском монастыре уникальны не только фрески Пантелеимонова собора. Сам архитектурный ансамбль обители настолько выделялся на фоне всех церковных построек того времени, что по праву негласно считался «чудом света». В нем было современно и ново все – от конструкций незначительных хозяйственных построек, до плана главного храма. Что касается последнего, то он по замыслу архитектора, должен был стать законодателем нового направления в церковном зодчестве, так как в нем четыре боковых главы расположены не по диагонали, как это было принято в классической русской архитектуре, а по осям пространственного креста, что, по мнению создателей, сближало облик Пантелеимонова собора с традициями греческого зодчества.

Реликвии

Чудотворная икона Богоматери «Избавительница» XVII века находится в монастыре с 1889 года. На ней Богоматерь изображена с сидящим на Ее левой руке Богомладенцем, благословляющим правою рукою и держащим в левой руке свиток.



Предание гласит, что эту икону на рубеже XVIII и XIX веков тщательно скрывал у себя афонский подвижник Констанций Феодул, а потом, после своей смерти передал «по наследству» греческому старцу Мартиниану, который прибыл на Афон в 1821 году. Прожив в Пантелеимоновом монастыре двадцать лет, однажды Мартиниан по зову сердца и с согласия игумена отправился путешествовать с проповедями по греческим городам и селам, взяв с собой образ Богородицы. В 1841 году жители селения Маврония благодаря стараниям Мартиниана имели счастье молиться перед иконой об избавлении от саранчи, из-за набегов которой они вот уже который год страдали от неурожая и голода. Свершилось чудо, и через день во всей округе не осталось ни одного вредоносного насекомого. Кроме того, молящаяся перед иконой мать одного умирающего мальчика испросила чудо, благодаря которому ребенок был возвращен к жизни.

Мартининиан прожил в Мавронии примерно два года, и за это время бережно хранимая им святая икона прославилась чудесными исцелениями бесноватых и других недужных, которые потянулись в селение, чтобы обратиться с горячими молитвами к Богоматери и попросить у Нее милости пред Ее чудотворным образом.

Вернувшись на Афон в родной монастырь Руссик, Мартиниан вскоре скончался, оставив икону монастырю, где она хранилась и привлекала к себе множество паломников вплоть до 1889 года. После чего, по решению настоятеля Пантелеимоновой обители архимандрита Макария, единогласно одобренного братией, икону Богородицы отправили с посланцами на Новый Афон в Россию, чтобы она «проливала чудодейственный свет на людей русских православных» в только что отстроенный Новоафонский монастырь, где она остается до сих пор, избежав все превратности судьбы, постигшие государство.

Сегодня эта икона, покрытая золоченой ризой с эмалью, вделана в другую икону большего размера, на которой ее держат в руках, изображенные в полный рост святой апостол Симон Кананит и святой великомученик Пантелеимон.

Святыней Новоафонского монастыря является и чудотворный крест с частицей Древа Животворящего Креста Господня, а также святые мощи Симона Кананита, которые почивают под спудом древнего храма Апостола.

В пещере, освященной водосвятием в 1884 году, где по преданию уединялся и молился Симон Кананит, поставлена икона святых апостолов Андрея и Симона. В ней прорублен вход, сквозь который проходят паломники, чтобы помолиться и попросить милости и благодати.




Источники: http://sobory.ru/
http://www.donskoi.org/








Серия сообщений "Абхазия":
Часть 1 - Абхазия - Новый Афон.
Часть 2 - Видеофильм «Аҧсны. Абхазия - Страна Души» .
Часть 3 - Новоафонский монастырь: русская обитель на абхазской горе.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments