Тамара (mtv59) wrote,
Тамара
mtv59

Categories:

Художник-авангардист Марк Шагал и его единственная любовь.

Автор - ovenca. Это цитата этого сообщения

 

Сегодня День памяти беларусского художника Марка Шагала (7.07.1887, Беларусь - 28.03.1985, Франция) - одного из самых известных, загадочных и свободных живописцев ХХ века, сценографа, графика, иллюстратора, поэта.


____________

 

Марк вспоминал: “Мать рассказывала мне, что, когда я появился на свет, город охватил огромный пожар, и, чтобы нас спасти, кровать, в которой мы оба лежали, переносили с места на место. Может быть, поэтому я постоянно испытываю потребность куда-то уехать”.

Картинки по запросу burning house chagall
Летящая повозка (Горящий дом). 1913

Виртуозы Москвы - Если бы я был богачом


Марк Шагал был непоседлив, как перелетная птица. Однажды в детстве цыганка предсказала ему, что он проживет необыкновенную жизнь, будет любить одну необыкновенную женщину и двух обыкновенных, а умрет … в полете.

Картинки по запросу self portrait marc chagall
Автопортрет. 1914


Войдя в возраст и обнаружив в себе страсть к рисованию, Шагал покинет родной город. Он напишет: “В Витебске тогда было много столбов, свиней и заборов, а художественные дарования дремали. Оторвавшись от палитры, я умчался в Питер”. Но в Питере, а потом в Париже, в Нью-Йорке, да где угодно, он будет рисовать все те же витебские столбы, заборы, запретных свиней, коз, лужи, скрипача, кучера, шарманщика, раввина…

Картинки по запросу chagall le marchand de bestiaux
Торговец скотом. 1912


Правда, главную свою живописную натуру, которую он тоже будет рисовать много лет, 22-летний Шагал нашел все же в Питере. Ее звали Белла Розенфельд. Внешне она была очень похожа на самого Шагала. Хотя была красавицей, а он красавцем отнюдь не был. А еще Белла была одухотворенной и воздушной. Занималась в студии Станиславского, пробовала себя в литературе, интересовалась философией... В ее присутствии Марк испытывал невиданное чувство невесомости, парения и покоя. Часто он так ее и рисовал – безмятежно парящей в небе, и себя, летящим рядом с ней над обыденным и милым Витебском.


Над городом. 1914-1918


Через год после знакомства Белла и Марк стали женихом и невестой. Свадьба казалась делом решенным, и вдруг все изменилось - влюбленного юношу стала мучить какая-то смутная тревога, какая-то тоска... Словом, в один прекрасный день он вдруг взял да и удрал от своей невесты в Париж. Те, кто знал их с Беллой, пришли в изумление. А она сама хранила спокойствие. Будучи женщиной необыкновенно умной и также одаренной необыкновенной интуицией, Белла понимала, что происходит с ее любимым мужчиной лучше, чем он сам. “Его позвал в дорогу какой-то таинственный инстинкт. Как грача или журавля осенью! Но он вернется”, - объясняла она. И все четыре года разлуки писала жениху письма – прекрасные, поэтичные, нежные…
 

Белла в белом воротничке (фрагмент). 1917


“Мои русские картины были без света, – писал Шагал из Парижа. - В России все сумрачно и имеет серовато-коричневый оттенок. Приехав в Париж, я был потрясен переливами света”. И все же, сюжеты его картин не изменились. “Париж, ты мой Витебск!” - это, по мнению Шагала, было лучшим комплиментом. Жил Марк на улице Данциг, неподалеку от бульвара Монпарнас, в круглом кирпичном здании – это было общежитие художников под названием “Улей”. Одну и квартир там занимал в то время Амадео Модильяни, другую - Фернан Леже... Все обитатели “Улья”, как и положено настоящим художникам, бедствовали и даже голодали. Не имея денег на холсты, Шагал писал картины то на скатерти, то на простынях, то на собственной ночной рубашке.


Париж, вид из окна. 1913


А в какой-то момент он опять почувствовал смутное беспокойство. А, может, это было неосознанное желание убраться подальше от надвигающейся войны: начинался 1914 год, и Франция была главным врагом Германии... Кто же знал тогда, что Россия – наименее подходящее место для человека, не желающего никаких войн и катаклизмов…


День рождения. 1915


Как бы там ни было, но Белла дождалась своего Марка. “И погасили мы Луну, И свечек пламя заструилось, И лишь к тебе моя стремилась Любовь, избрав тебя одну…” - написал Шагал вскоре после свадьбы. И снова он рисовал себя и свою Беллу летящими в небе, свободными и влюбленными. А, когда в 1916 году родилась дочь Ида, стал рисовать и ее.


Венчальные свечи (Свадебные огни). 1945

А потом в России одна за другой произошли две революции. Советская власть казалась Шагалу “новой античностью”, питомником, где обновленное искусство расцветет в небывалом великолепии. Сам Луначарский выдал ему мандат: “товарищ художник Марк Шагал назначается Уполномоченным по делам искусства в Витебской губернии. Всем революционным властям предлагается оказывать тов. Шагалу полное содействие”.

Картинки по запросу house in vitebsk chagall
Дом в сером. 1917


Шагал даже издавал декреты… Вот один из них, от 16 октября 1918 года: “Всем лицам и учреждениям, имеющим мольберты, предлагается передать таковые во временное распоряжение Художественной комиссии по украшению г. Витебска к первой годовщине Октябрьской революции”. Это был невероятный, почти сюрреалистический праздник: дома покрашены белым, а по белому разбегаются зеленые круги, оранжевые квадраты, синие прямоугольники. Горожане в широкополых шляпах, с бантами в петлицах, несут плакаты: “Да здравствует революция слов и звуков!” Какие-то дамы вышли на парад на ходулях. А над официальными учреждениями развивается знамя с изображением человека на зеленой лошади с надписью “Шагал-Витебску”.....


Я и деревня. 1912


Через несколько лет Малевич – автор “Черного квадрата” - вытеснит Шагала из Витебска, обвинив его … в консерватизме. Мол, Шагал напрасно до сих пор возится с изображением каких-то вещей и человеческих фигур, тогда как подлинное революционное искусство должно быть беспредметным. Целый год после этого Шагал еще проживет в России, с увлечением работая … учителем рисования в детских трудовых колониях “Малаховка” и “III Интернационал”. Как Макаренко, наравне со всеми пек хлеб, дежурил на кухне, качал воду из колодца.


Окно в деревне. Заольшье близ Витебска. 1915

Тем временем Белла потихоньку распродала все свои фамильные драгоценности, чтобы подкормить пятилетнюю Иду – в стране свирепствовал голод. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы необъяснимые “внутренние часы” Марка Захаровича не показали бы, что пришло время совершить новый перелет. Не голод, не страх перед бытовыми тяготами, а какой-то неведомый инстинкт снова звал его в дорогу…

Картинки по запросу марк шагал обнаженная над витебском
Обнаженная над Витебском. 1933


В 1922 году Шагал вместе со своей семьей уехал в Каунас, оттуда – в Берлин, потом – снова в Париж. Через несколько лет из Советской России стали доходить смутные, страшные и – увы! – достоверные известия о том, что Советская власть круто расправляется с художниками, поэтами, режиссерами, исповедовавшими Новое Искусство. Шагал возблагодарил Всевышнего за то, что Он вложил в его душу жажду странствий – как оказалось, спасительную. Во Франции Шагал прожил вплоть до второй мировой войны.


Розовые влюбленные. 1916


На этот раз он чуть было не опоздал. Досиделся во Франции до самого прихода немцев! Не трудно догадаться, что было бы с чистокровным евреем Шагалом, его еврейкой-женой, с их дочерью, попади они в руки тех, кто еще в 1933 году, в Мангейме, бросал в костер шагаловские полотна. Но, к счастью, в мае 1941 года семья села на пароход, идущий в Америку.

Картинки по запросу marc chagall the three candles
Три свечи. 1940


В Нью-Йорк Шагалы прибыли на следующий день после нападения Германии на Советский Союз. Узнав об оккупации Витебска, Шагал написал ему письмо: “Давно, мой любимый город, я тебя не видел, не упирался в твои заборы. … Я не жил с тобой, но не было ни одной моей картины, которая бы не отражала твою радость и печаль. Врагу мало было города на моих картинах, которые он искромсал, как мог. Его “доктора философии”, которые обо мне писали “глубокие” слова, теперь пришли к тебе, мой город, сбросить моих братьев с высокого моста в Двину, стрелять, жечь, наблюдать с кривыми улыбками в свои монокли...

13292759_original
Прогулка. 1918


На картинах того времени Шагал часто рисовал пожары. А скоро мировая катастрофа слилась для него с его личной, частной, но не менее страшной катастрофой - в 1944 году в результате осложнения после гриппа умерла его единственная любовь, его жена Белла. Необыкновенная женщина! “Твой белый шлейф плывет, качаясь в небе...” - напишет он много лет спустя.


Явление (Автопортрет с музой). 1917-1918


Девять месяцев мольберты с эскизами были повернуты к стене – рисовать Марк не мог. Он вообще ничего не мог – ни с кем-либо говорить, ни куда-либо ходить, ни чего-либо хотеть. И тогда Ида (ей было уже 28 лет) наняла отцу экономку – потрясающую красавицу, лицом напоминающую мать, к тому же великолепно образованную и из хорошей семьи – отец Вирджинии Хаггард когда-то был британским консулом в США.


Влюбленные из Ванса


Шагалу было тогда пятьдесят восемь лет, Вирджинии - тридцать с небольшим. Нет, он по-прежнему любил свою Беллу, и смерть над этим была не властна. Но одиночество было для Шагала невыносимым! Вскоре Вирджиния родила ему сына. В честь одного из братьев Шагала его назвали Дэвидом. А вот фамилию мальчику дали материнскую, оставшуюся у нее от первого замужества – Макнилл. Ведь Дэвид родился вне брака. В 1948 году вся семья, повинуясь шагаловской страсти к перемене мест, переехала в Париж.


Сельская мадонна. 1942


Вирджиния оказалась похожей на Беллу лишь внешне. Увы, она была обыкновенной женщиной, и парижских соблазнов не вынесла. Вот что писала в 1951 году подруга семьи Шагалов - Мария Антоновна Деникина (дочь знаменитого белого генерала): “Ирландка вдруг сбежала от Шагала с художником – то ли шведом, то ли норвежцем – и сына захватила с собой. Для Шагала это была большая драма, он даже подумывал о самоубийстве. Его дочь Ида все время повторяла: “Надо что-то сделать, иначе он покончит с собой. Надо ему кого-то подыскать”. В конце концов мы нашли Валентину Бродецкую, которая тогда жила в Англии, и уговорили ее стать на некоторое время компаньонкой художника”.


Интерьер с букетом иван-чая. 1918


В Париже Ида создала салон, где собирался весь цвет столицы – от Андре Мальро до мадам Помпиду. Вава (так близкие звали Валентину Григорьевну Бродецкую), была вхожа туда и как дочь известного фабриканта, и как владелица лондонского салона моды. Она была моложе Шагала на четверть века. Хорошенькая. Нравилась Иде. Что ему еще было нужно от женщины? Ну разве еще, чтобы она была необыкновенной! Но необыкновенная женщина в жизни Шагала уже была, и другой такой цыганка ему не обещала. Марк Захарович был нетребователен и быстро привязывался. В общем, 12 июля 1952 года Вава стала женой Шагала.


Портрет Вавы. 1950


“Перелетной птице” будто подрезали крылья – поселившись с Вавой на вилле “Коллин” в небольшом средиземноморском городке Сен-Поль де Ване километрах в двадцати от Ниццы, он больше никогда никуда не переезжал. Больше всего Валентине Григорьевне мешало мужнино чадолюбие. Ее отношения с Идой очень быстро испортились, и та стала редко появляться у отца дома.


Одиночество. 1933


Нужно ли говорить, что видеться с внебрачным сыном – Дэвидом - Валенина Георгиевна мужу запретила. На долгие годы с молчаливого согласия Шагала было наложено табу даже на упоминание Вирджинии Хаггард и о ее сыне. Пробовала Валентина Георгиевна потеснить из биографии мужа и его первую жену, но тут уж она столкнулась с непробиваемой стеной сопротивления! Первая жена и родина были и оставались для Шагала святынями. А то, что он окончил жизнь с другой женщиной в другой стране – это, конечно, ничего не меняет…

Марк Захарович Шагал. Букет с лилиями и летящие любовники
Букет с лилиями и летящие любовники. 1947


Умер Шагал 28 марта 1985 года в лифте, поднимавшемся на второй этаж. Пусть и не высоко, но все-таки вверх! А, значит, умер действительно в полете…


Художник: на Луну. 1917

Картинки по запросу марк шагал картины
Падающий ангел. 1947


Синий домик. 1917


Скрипач. 1913


Когда еще мне в жизни приведется
Опять сойти к реке далекой той?
Покой течет в меня молитвой, льется
Хранит меня над пропастью крутой.

Ведь я твой сын. Я был рожден тобою
Здесь, на земле, чтоб ползать – не летать,
Ты краски дал, что стали мне судьбою,
А я не знаю, как тебя писать.

И что изображать мне на картинах,
Когда покрыты пеплом города,
Когда сгорают мертвецы в руинах,
И слез мои глаза полны всегда?

Куда бежать, к кому лететь отныне?
Как собственное сердце рисовать?
Нам кто-то жизни даровал святыню,
Нам кто-то смерть решил предназначать.

О, если б тот, кто предрешил все это,
Мне живопись наполнил счастья светом.
____________

Марк Шагал




Текст составлен по материалам статьи Ирины Лыковой
"Единственная любовь Марка Шагала ... и две другие"

http://www.marc-chagall.ru/paris.php
https://gallerix.ru/storeroom/1327192853/
http://www.m-chagall.ru/

Серия сообщений "Painting5":
Часть 1 - Таинственные сумеречные пейзажи Евгения Лупшина.
Часть 2 - Сказочные пейзажи компьютерного художника Виктора Захаровича Цыганова.
...
Часть 34 - Марина Аскерова -питерская мастерица теплого жанра.
Часть 35 - Родина ослепительного апельсинового солнца и заповедно-высоких чувств. Художник Felix Varlamishvili (Varla).
Часть 36 - Художник-авангардист Марк Шагал и его единственная любовь.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment